Партнеры

Драг. металлы » Обзор рынка драг. металлов » Память металла - супер допинг для серебра

Цены на золото сегодня и завтра
Последний комментарий
Все комментарии
Автор: Игорь Каракаш
Посещений: 7938

«Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые…» - сказал когда-то поэт, и нравится это кому-то или не нравится, мы все сегодня смело можем причислять себя к сонму блаженных. То, что сейчас происходит с мировой экономикой, а заодно и с политическим устройством мира, - это не частный эпизод всемирной истории, это кардинальные изменения, которые обязательно затронут каждого из нас. К сожалению, результат очередной «перестройки» предсказать абсолютно невозможно, поскольку популистские стереотипы, навязанные нам политиками и колоссальный субъективный фактор, связанный с влиянием на глобализованную мировую экономику  страны под названием США, делают будущее мало прогнозируемым. Кто знает, с какой ноги встанет завтра их президент и что придумают ему в отместку законодатели из параллельной партии?! Их разборки брать или не брать новые долги выглядят, мягко говоря, нахально по отношению к старым кредиторам и всем, кто просто хранит свои сбережения в американской валюте, ведь любые новые долги обесценивают старые и девальвируют доллар. И теперь уже мало кто сомневается, что американские заимствования стали явно пирамидальными. Однако самое страшное, что никто уже и не представляет себе экономическую жизнь без финансовых пирамид, строящихся под строгим контролем государственных чиновников. Эксперты и политологи, понимая это, пребывают в полной растерянности и, пытаясь многозначительно высказываться, часто начинают путаться и забываться. Что говорить, если экономическая модель, основанная на жёстком государственном регулировании, полностью провалившаяся и приведшая к развалу такой мощной империи, как СССР, сегодня в развитых странах многими экономистами рассматривается как перспективная модель (на примере Китая). Хотя ситуация в «социалистической» республике Греция не может не наводить на мысль, что стимулирование роста экономики за счёт предпринимательской активности работоспособного населения гораздо важнее заботы государства об электорате в виде постоянно возрастающих социальных гарантий. Наверное, правда, как всегда, где-то  посередине, однако на примере Греции мы видим, как плохо бывает, когда живёшь в долг, даже если занимаешь на благо своих граждан. Мало кто захочет трудиться, если можно и так нормально существовать, потихоньку одалживая и не очень думая, как отдавать. Ну, дают - бери, но  это работает, пока есть у кого брать, а когда кредиторы сами по уши в долгах, - это уже третий звонок всей финансовой системе. Мировая экономика давно и серьёзно подсела на инфляционные стимуляторы, и ситуация усугубляется тем, что сегодня в мире накапливается эффект отложенной инфляции. Деньги, которыми «удобряют» экономику, не работают, а накапливаются на счетах в банках и ждут своего часа.

Ведущие мировые компании, имея переизбыток наличности, занимаются слияниями и поглощениями вместо того, чтобы направлять средства на развитие производства, а финансовые учреждения вместо кредитования реального сектора экономики играют (спекулируют) на различных виртуальных рынках и достраивают многочисленные национальные пирамидки, выкупая госбумаги различных стран. Ни к чему хорошему это привести не может, и уж точно, дешёвые деньги не оздоровят больную экономику. При этом своё незнание, что делать, все стараются скрыть за умными, но мало понятными разговорами. Выступления Председателя ФРС и других гуру финансового мира всё больше напоминают заклинания колдунов, пытающихся оживить мировую экономику. Но пока  современные шаманы финансового мира добились только одного: они разбудили «Великий Дух Денег», сорок лет дремавший в драгоценных металлах. После Указа Президента Никсона, отменившего в 1971 году Золотой стандарт, драгоценные металлы потеряли свой статус  денег и стали просто товаром. Ну, что-то в памяти осталось, в последние годы всё больше инвесторов увеличивают в своём портфеле составляющую в драгоценных металлах, несмотря на культ мысли, что золото и серебро на хлеб не намажешь и утром с удовольствием не выпьешь. Можно подумать, бумажный доллар - это халва.

Золото, несмотря на обвал цен на всех рынках, подорожало даже в кризисном 2008 году, и уже в 2010 году оно дало около 30% прироста цены, а серебро прибавило в цене более 60%. И в этом году оба металла обещают вполне реально повторить свой прошлогодний успех. Для того, чтобы понять и в полной мере оценить  перспективность этих фактов, полезно оглянуться назад и вспомнить, как золото и серебро в течение пяти тысяч лет  выполняли функции мировых денег. Бывали времена, когда они делали это дружно вместе, но были и триста лет отчаянной борьбы между ними за первенство в таком наиважнейшем для человечества понятии как деньги. А вот теперь, кажется,  им предстоит совместная борьба с «бумажным беспределом», организованным бессовестными политиками с их неуёмной жаждой влиять и всё контролировать.

 

      Ты помнишь, как всё начиналось?

 

    Если не считать раннего периода в истории человечества, когда значимые, но мало удобные товары, такие как домашний скот или медные топоры выполняли роль денег, золото и серебро всегда были деньгами. Около трёх тысяч лет функцию всеобщего эквивалента стоимости выполняли различные серебряные и золотые слитки, пока в VI веке до нашей эры лидийский царь Крёз не отчеканил первые монеты. Очень символично, что изготовлены они были из природного сплава серебра и золота - электрума.

   Первой монетой, завоевавшей международное признание и ставшей основой для расчётов в Средиземноморской торговле, стала греческая тетрадрахма, содержавшая около 15 грамм серебра. Сотни лет сменялись империи, но главными для торговли оставались серебряные монеты по образцу тетрадрахмы. В середине 2-го тысячелетия нашей эры на смену «мелким» монетам древности пришли большие новые монеты из серебра весом до 30 грамм. Они циркулировали в разных странах  Европы под общим названием «таллер» и стали образцом для чеканки в других странах мира. Большой вклад в имидж серебра как денег внесла Южная Америка, где в 16-17 веках были открыты крупнейшие за всю историю месторождения белого металла. Поэтому не удивительно, что мексиканские доллары в 17 -18 веке  стали главной расчетной единицей в международной торговле. Ключевое значение в расчетах серебром, однако, ни в коей мере не уменьшало значение золота, которое также использовалось для крупных межгосударственных расчетов и как средство накопления. Возникла насущная необходимость узаконить относительную стоимость двух благородных металлов. Осуществить эту важную миссию выпало на долю главы королевского Монетного двора Британии, сэра Исаака Ньютона, который и сделал это в 1717 году. Отношение цены золота и серебра было законодательно установлено как 15,5 к 1. Мир де факто вступил в фазу биметаллизма, в которой просуществовал последующие 150 лет.

    Постепенно золотые монеты в Европе стали выходить на первый план, вытесняя серебро в повседневный обиход. В 1821 году основной монетой Британии стал золотой соверен. Переход к лидерству золота поддержали  английские колонии, особенно Австралия, в которой к тому времени были открыты перспективные месторождения жёлтого металла. За Британией последовали Франция, Испания и другие страны, отдавая предпочтение в своём денежном обороте золоту. Решающий удар по позициям серебра нанесла Германия, получившая   по итогам Франко-прусской войны пять миллиардов долларов контрибуции от французского правительства. Так как выплаты в основном осуществлялись золотом, в 1871 году Бисмарк на законодательном уровне ввёл основной денежной единицей золотую марку и прекратил чеканку серебра. Главным принципом германских торговцев стало «покупай за серебро - продавай за золото». Другим странам было трудно и неинтересно противостоять такой экспансии разбогатевшей на войне Германии. Поэтому большинство стран Европы также  решительно двинулось к Золотому стандарту. Юридически он был оформлен на Парижской конференции в 1 8 7 8  г о д у,  и его приняли большинство крупнейших стран мира. После этого потоки дешевеющего серебра хлынули на рынки Азии, где Серебряный стандарт продержался до 1935 года в Китае и Гонконге.

 

     «Серебристы» против «Золотистов» и роль этого противостояния в политике США.

 

Главной ареной борьбы между золотом и серебром за право называться деньгами стали США.  В этой стране, как ни в одной другой, нашлось много друзей белого металла. Дошло до того, что вопрос, какой металл важнее, стал предметом политической борьбы. Большинство отчаянных «серебристов» оказались в Демократической партии, а большинство Республиканцев однозначно поддерживали Золотой стандарт. Демократы считали необходимым сохранение биметаллизма на основе серебряного доллара и установленного отношения стоимости золота и серебра. Республиканцы настаивали на принятии золотого стандарта с постоянной стоимостью золота в долларах и изменениями веса серебряных монет в зависимости от рыночных цен на этот металл. Обе стороны имели весомые аргументы в свою пользу.  «Золотисты» говорили о более стабильных деньгах и необходимости соотносить свою денежную систему с мировой (тогда США были всего лишь одними из многих). У «серебристов» были свои убеждения, что серебро, добыча которого постоянно увеличивается, может обеспечить инфляционные процессы, необходимые для активизации торговли, а значит и способствующие росту экономики в целом.

В конце-концов уверенно победили республиканцы, и США присоединились к Золотому стандарту, триумфально шествовавшему по Земному шару. Но видимо, у владельцев серебряных рудников Невады, являющихся оплотом демократов, оказались очень весомые аргументы и для приверженцев Золотого стандарта,  поэтому «серебристы» всё же получили свой утешительный приз в виде закона Бленда-­Эллисона. Согласно этому закону, Казначейство обязано было закупать по рыночным ценам от 2 до 4 миллионов унций серебра в месяц для чеканки долларовых монет. Однодолларовые монеты из серебра выпускались до 1934 года, но из-за низкого спроса оставались нераспространёнными в банковских хранилищах. Кроме монет Казначейство выпускало серебряные сертификаты, по которым в любой момент в хранилище можно было получить зафиксированное в номинале бумаги количество монет. До сороковых годов сертификаты также не пользовались популярностью, потому что серебро сильно подешевело в золотых долларах. Однако с 40-х годов, когда промышленный спрос, особенно в фотографии, вернул интерес к серебру, белый металл значительно подорожал. Вернулся и интерес к серебряным сертификатам. Цены росли так быстро, что Казначейство вынуждено было  приостановить выпуск новых сертификатов, а старые выкупать за банкноты ФРС. Оставшиеся нераспространёнными монеты и серебряные сертификаты были проданы коллекционерам по цене, значительно превышающей номинальную.

Ещё одна интересная и поучительная история, связанная с серебром, произошла в Штатах на рубеже 70-80-х годов. Это было время, когда американский доллар, больше не привязанный к драгоценным металлам, самоутверждался как  мировая резервная валюта. Это была нелёгкая задача: серьёзный дефицит бюджета, связанный с Вьетнамской войной и пошатнувшееся доверие к доллару после волюнтаристского решения Президента Никсона об отмене Золотого стандарта делали эту задачу крайне затруднительной. Над США нависла угроза инфляции, которая могла разрушить экономику ведущей сверхдержавы мира. В новой мировой денежной системе рынок драгоценных металлов стал центром внимания не только для большинства инвесторов, ищущих зашиты для своих капиталов, но и властей, боящихся потерять контроль над денежно-кредитной системой, а значит потерять власть.  В такой обстановке два брата Нельсон Банкер (Nelson Bunker)  и Уильям Герберт  (William Herbert) Ханты устроили настоящую охоту за серебром.

К тому времени мировая добыча белого металла значительно снизилась, поскольку он уже  более сорока лет не воспринимался как деньги, и цены на него были очень и очень   нестабильны. С первых лет 20-го века и до начала охоты братьев Хант цена колебалась от 0,25 долларов до 2,9 долларов за унцию.  Когда в 1973 они сумели разглядеть скрытые резервы в белом металле, а главное сумели понять, что стоимость серебра, предлагаемого  на рынке, не так уж и велика. Братья были представителями одной из богатейших фамилий Америки, и несколько миллиардов долларов их испугать не могли. Ханты начали действовать в 1973 году, а к 1980 в их собственности уже было около 20% мировых запасов серебра, надёжно складированных в Лондоне и Цюрихе. Своему правительству братья не доверяли и, как оказалось в будущем, не зря. Дело в том, что братья, окрылённые успехами с физическим серебром, бросились скупать фьючерсы на поставку серебра. А по правилам биржевой торговли каждый контракт на покупку должен быть подкреплён контрактом на поставку.  В январе 1980 года взлетевшие до 50 долларов за унцию цены  грозили разорить многих инвесторов, среди которых были крупнейшие банки страны, игравшие против Хантов. Чтобы выполнить свои обязательства перед братьями и поставить серебро, согласно контрактам, они должны были бы купить физическое серебро по текущим ценам. Если учесть что ещё 2-3 месяца назад Ханты заплатили  им по 30 долларов за унцию, можно представить себе праведное негодование банкиров, которым приходилось покупать серебро по 50 долларов за унцию. Причём купить они смогли бы только у тех же братьев Хант, поскольку те уже владели 30% всего серебра на рынке. Своё негодование в связи с безобразным поведением спекулянтов выразили и главные потребители серебра - ювелиры.  Глава дома Тиффани опубликовал в прессе гневную статью  о жадных бизнесменах, которые монополизируя рынок, заставляют покупателей платить нечестную цену за украшения. Игры братьев привлекли также внимание ФРС, чиновники которой были обеспокоены ростом стоимости золота, сопровождавшим взлёт цен на серебро. Устоять против триумвирата, состоящего из банкиров, ювелиров и  власти, было невозможно, начался закат «Серебряной империи» братьев Хантов. Сначала были изменены правила биржевой торговли, согласно которым залоговое обеспечение контрактов было поднято в несколько раз, и это вынуждало братьев доплатить бирже сотни миллионов долларов, чтобы сохранить контракты. Братьям, которые уже взяли более миллиарда долларов кредитов, пришлось срочно значительно увеличивать общий объём заимствований. Затем было введено правило, ограничивающее количество контрактов у одного владельца, и наконец, запрещение на продажу новых контрактов на серебро. Эти действия отпугнули многих спекулянтов, и цена серебра пошла вниз. Банки-кредиторы, дававшие деньги под залог серебра, немедленно потребовали увеличения залога, биржи потребовали дополнительных денежных средств в обеспечение контрактов, и всё это на фоне начавшихся распродаж другими игроками рынка. Крах «Серебряной империи» братьев Хант стал неизбежен. Агония была недолгой: цены не просто пошли вниз, цены полетели вниз. За два месяца стоимость упала с 50 долларов до 6 долларов за тройскую унцию. Золото тоже сыграло вниз, хоть и не так значительно, но вполне ощутимо, чтобы все инвесторы и простые граждане поняли: никакие объективные факторы не смогут вернуть золоту и серебру статус денег, пока этого не захочет ФРС и центробанки других стран, то есть без политического решения этого вопроса властями. Все поняли, кто в доме хозяин, и следующие сорок лет тихо жили (иногда неплохо) под долларовым гипнозом.

 

 Металлический стандарт, быть или не быть???

 Надо понимать, что в существующем глобализованном мире изменение денежно-кредитной системы произойдёт, когда об этом договорятся две страны - Китай и США. Выгоден ли стандарт, основанный на драгоценных   металлах, этим двум локомотивам мировой экономики? Сегодня, наверное, нет: слишком велика угроза непредсказуемости в результате перехода на такой стандарт. Америка потеряет отличный инструмент по экспорту инфляции в виде «всемирного печатного станка», а Китай - большую часть своих активов, нажитых непосильным трудом миллиардом трудолюбивых китайцев. Однако и в той и в другой стране есть ощущение необходимости появления более стабильных и предсказуемых денег. Чего не хватает этим двум странам, чтобы осознанно и с удовольствием принять денежный стандарт, основанный на золоте и серебре? Накопить побольше драгоценных металлов в хранилищах, а Китаю ещё и усилить внутреннее потребление товаров и услуг, чтобы снизить отрицательные последствия от снижения активности мировой торговли, неизбежного при кардинальном изменении мировой финансовой системы. Обе страны сейчас и заняты тем, чтобы решать эти вопросы. И Китай и США в 2010 году стали чистыми импортёрами золота, при этом значительно нарастив собственную добычу.

  Какой стандарт наиболее вероятен, если всё-таки будет принят «металлический стандарт»? Главной проблемой при существовании любого металлического стандарта станет необходимость существенного наращивания денежной массы при росте мировой торговли. Самым логичным в такой ситуации представляется введение биметаллического стандарта. Неизбежный и значительный рост цен на драгметаллы в такой ситуации (особенно серебра, которое будет стремиться к историческому соотношению 15 к 1) может вызвать определённые проблемы в промышленности, где они используются. Но эти проблемы выглядят довольно безобидно по сравнению с сегодняшним психозом мировой финансовой системы.

 Проблема поддержания стабильного соотношения цены золота и серебра может быть легко решена путём квотирования добычи и переработки основными странами-производителями, объединёнными в организацию наподобие ОПЭК.

   P.S. Америка уже начала путь к металлизации своей денежно-кредитной системы. В законодательных собраниях нескольких штатов уже лежат законопроекты, которые при их принятии позволят американцам выбирать, в чём держать свои сбережения: в привычных банкнотах ФРС или в серебре и золоте. Главная проблема, связанная с обеспечением ликвидности инвестиционных монет, вполне разрешима: достаточно снять налог, которым в США облагаются продажи инвестиционных монет, и предприимчивые американцы сделают свой выбор, даже если монеты не будут принимать в магазинах. Сегодня государство через налоги сдерживает движение американцев в сторону старых добрых «звонких» денег. Но когда-то всё равно придётся смириться с неизбежным.  Уже сегодня количество приобретаемых  ежегодно серебряных инвестиционных монет сопоставимо с тиражами монет, находившихся в регулярном  обращении.

 

 

 Добыча серебра в мире

(по данным Американского Геологического института)                                   

                                        2009        2010

Перу                          3 850     4 000  

Мексика                     3 550    3 500   

Китай                         2 900    3 000         

Австралия                   1 630    1 700                

Россия                        1 400    1 400   

Боливия                      1 300    1 360   

Чили                           1 300   1 500   

Соединенные Штаты    1 250    1 280   

Польша                       1 200    1 200   

 Канада                       600       700     

 

 

                 Добыча золота в мире

(по данным Американского Геологического института)                                    

                                            2009        2010

Китай                             320     345

Соединенные Штаты        223      230

Австралия                        222     255

Южная Африка                 198     190

Россия                             191     190

Перу                               182     170

Индонезия                       130     120

Канада                            97        90

Узбекистан                      90         90

Гана                               86       100

Папуа-Новая Гвинея         66         60

Бразилия                         60         65

Мексика                          51         60

Чили                                41        40                        

Другие страны                  490       500

Мировое общее               2450      2500

 

     Золотые запасы стран мира.

 

Государство

Количество (т)

1

США

8133,5

2

Германия

3401

3

МВФ

2814

4

Италия

2451,8

5

Франция

2435,4

6

Китай

1054,1

7

Швейцария

1040,1

8

Россия

830,5

9

Япония

765,2

10

Нидерланды

612,5

 

 

 

52

… Украина

27,7