Партнеры

Коллекционерам » Статьи » Не бойтесь жизнь переменить!

Посещений: 1731

Уже несколько лет в Америке и Европе популярно такое явление, как дауншифтинг (от англ. down — вниз, shіftіng — изменение). Просто говоря, это переход с высокооплачиваемой, но нервной и отнимающей все свободное время работы на менее доходную, но более спокойную, которая позволяет найти себя и обрести душевный комфорт. Идеологи дауншифтинга формулируют его суть не просто как «отказ от карьеры», а как способ жить проще, счастливее, в согласии с самим собой и окружающими.

Но если на западе движение дауншифтеров уже можно назвать массовым, то у нас таких смельчаков пока что единицы. Более того, люди, поступающие подобным образом, порой даже не слышали о понятии «дауншифтинг», а просто почувствовали, что в их жизни настало время что-то изменить. Однажды это произошло и с героиней нашей статьи Ириной КУЗНЕЦОВОЙ: экономист по образованию, много лет проработавшая бухгалтером, сегодня она успешно занимается батиком – росписью по ткани - и ни капельки не сожалеет об офисных буднях.

- Конечно, желание рисовать возникло у меня не на «пустом месте», - рассказывает Ирина. – Я с детства была натурой творческой, увлекающейся и все время чем-то занималась. В детстве это была музыкальная школа и художественная гимнастика, в юности – ансамбль «Красная гвоздика» и художественная студия, потом – клуб служебного собаководства и т.д. Одно время серьезно увлеклась лепкой – делала фигуры из глины, шамота, алебастра – они до сих пор украшают мою квартиру.

А несколько лет назад я вдруг начала покупать книги по истории и технологии батика. Причем делала это, видимо, чисто интуитивно, на подсознательном уровне - заниматься им я тогда не собиралась. Как-то открыла свой любимый журнал «Юный художник», который выписываю всю жизнь (впрочем, как и издания «Юный натуралист», «Наука и жизнь») и тоже наткнулась на статью о батике. Заинтересовавшись, стала искать информацию в Интернете и в итоге решила попробовать.

- И, наверное, у вас сразу все получилось?

- Что вы, наоборот! У меня долго вообще ничего не выходило. Шел сплошной брак – большинство моих первых опытов отправилось прямиком в мусорную корзину или сохранилось лишь как наглядная «работа над ошибками» В расстроенных чувствах я даже несколько раз бросала занятия батиком, но потом возвращалась к ним снова.

Весь фокус в том, что здесь нужен не столько художник, сколько мастер – в искусстве батика очень важна технология, т.к. существует много способов перенесения рисунка на ткань. Для того, чтобы знать и уметь использовать их, нужно, чтобы кто-то научил тебя этому мастерству. Лично я с удовольствием стала бы чьим-то подмастерьем, но пришлось учиться самой и идти путем проб и ошибок.

- А в чем основная сложность изготовления батика?

- Это трудно описать в двух словах. Скажу так: в этом искусстве важна точность, аккуратность и совершенное владение техниками. Кроме того, нужны качественные материалы – ткани, краски, кисти, воск и т.д. Вообще, батик – достаточно трудоемкое и дорогостоящее занятие, начинающие должны быть к этому готовы. Например, метр натурального шелка стоит минимум 200 гривен, одна баночка краски – 50 гривен и т.д. Хотя можно, конечно, рисовать и на хлопке, вискозе или шифоне.

 

- Каковы основные сюжеты ваших картин? Это портреты, пейзажи или натюрморты?

- Вы знаете, сюжет часто подсказывает ткань. Иногда на ней хочется нарисовать нечто абстрактное, иногда – какой-то воображаемый пейзаж: пальму, остров или море, виднеющееся в проеме арочного окна. Порой я рисую с натуры, иногда – с понравившейся картинки или фотографии. Но все же чаще образы возникают в голове сами собой.

А вот люди, заказывающие у меня картины, в основном просят изобразить на них цветы. Вообще у каждого – свое представление о прекрасном, и это нормально. Так, одна моя подруга пришла в совершенный восторг при виде нарисованной мной стаи упитанных белых гусей, а кто-то сказал бы, что это чистой воды китч.

 

- А названия своим произведениям даете?

- Как правило, «имена» находят картины сами. Например, однажды в Интернете мне встретилось изображение колоритного восточного мужчины в национальном костюме, с кальяном – я не удержалась и нарисовала его. «Да это же настоящий Ахмет!» - с характерным акцентом воскликнула подруга, увидев рисунок. Так у него появилось название. А мою первую и самую масштабную работу (почти полтора места в высоту) назвал мой сын Алексей, кстати, тоже очень творческий человек. Он просто сказал: «Это - «Небо».

Иногда называю, не мудрствуя лукаво – по ассоциациям или изображению на картине. Вот эта абстракция в темных тонах напоминает мне «Полуночные цветы». Есть также «Красный город» и «Дождливый город», «Бабочки», «Бригантина», «Пальма», «Капри»…

- Ирина, вы явно увлеченный своим делом человек. Признайтесь, к экономике возврата не будет? Рисование уже стало вашей второй профессией?

- Думаю, да. Во всяком случае, я стремлюсь к этому. Чувствую: батик – это мое. Если бы была возможность начать жизнь заново – занималась бы рисованием серьезно. А так – остается копить знания и опыт. Мечтаю также поучиться у настоящего мастера – например, в Москве, в Центре батика известного художника Сергея Давыдова.

А вообще мне греет душу то, что мои картины находят отклик в людях, не оставляя никого равнодушным. Думаю, это значит, что я на правильном пути и наконец-то нашла себя…